Сара эдисон аллен первые заморозки
Vetkino.ru

Портал садовода

Сара эдисон аллен первые заморозки

«Первые заморозки» (Аллен С.) — скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Название:Автор:Серия книг:Жанр(ы):

Каждая женщина в роду Уэверли обладает магическим даром. Клер умеет готовить из цветов волшебные леденцы, а ее сестра Сидни делает искусные стрижки, способные необъяснимым образом перевернуть жизнь человека. У пятнадцатилетней Бэй, дочки Сидни, особый талант — она точно знает, на каком месте должна находиться та или иная вещь. И вот приходит долгожданный октябрь с его первыми заморозками, которые в семье Уэверли отмечают как праздник, в саду — как обычно! — зацветает старая яблоня, и в доме наступают перемены. Но к лучшему ли они? В городе появляется загадочный незнакомец, который уверяет Клер, что она вовсе не принадлежит к семье Уэверли, поэтому ее дар — ненастоящий. Предприятие по производству чудесных леденцов оказывается под угрозой… Впервые на русском языке!

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Жестокое время. Венеция. Братство ассасинов ведет борьбу против несправедливости, с помощью принцессы и своих усилий братство все же одерживает вверх над беззаконием…

В мире, где правят драконы, молодой девушке следует быть осмотрительнее. Не шутить, не флиртовать и уж точно не садиться на лошадь, если её хочет подвезти один из самых красивых мужчин.

Я пренебрегла осторожностью и горько поплатилась за это, превратившись в игрушку. Опасный, коварный Зверь стал моей неотвратимой судьбой. Я — Евлина Рамидас из Леврии. И это моя история. История борьбы и любви

Спасая прекрасную незнакомку и её маленького ребёнка от пьяных отморозков, я даже и подумать не мог, какой катастрофой это обернётся. С виду хрупкая и беззащитная девушка с большими бездонными глазами оказалась развратной танцовщицей в местном клубе, а моё предложение о помощи закончилось звонкой пощёчиной. Раньше я чётко знал: в этом мире всё покупается и продаётся, достаточно лишь озвучить ценник. Но так ли это на самом деле?

Повествуется о чистой и искренней любви, которая выше чем смерть, выше земных обстоятельств. Рассказывает о том, что даже близкие люди могут предать, и даже самые злые существу умеют любить.

В холле старинного, давно заброшенного больничного комплекса, готовящегося на слом, неожиданно находят труп. Знаменитого эксперта-криминалиста Дэвида Хантера вызывают осмотреть ужасную находку. Но прежде чем он успевает сделать выводы, частично обрушивается пол больничного чердака – и старая больница открывает новую мрачную тайну: замурованную комнату с кроватями, на которых лежат другие тела…

Дэвиду Хантеру многое пришлось повидать в жизни. Он имеет все основания считать себя человеком с крепкими нервами. Однако то, что происходит теперь, даже ему напоминает некий изощренный и извращенный ночной кошмар.

И чем дальше ведет его расследование, тем яснее он понимает: старая больница еще не забрала свою последнюю жертву…

Футбольный сезон подошёл к концу, а спортивный агент Мередит Флинн так и не добилась ответных чувств от звёзды Лос-Анджелес Буйволс Хита Такера. Значит, надо взять тайм-аут, устроить себе отпуск, сбросить пару фунтов и пересмотреть свои взгляды на жизнь, а там, может, и любовь найдет её сама.

Жанр: предполагается современный любовный роман с претензией на юмор.

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

Мария приближалась к своему тридцатилетию и чувствовала себя на гребне жизненной волны. Была умна, успешна, а главное, многого достигла именно своими стараниями и усердным трудом. Но в один момент почувствовала, как почва уходит из-под ног: рухнула карьера, познала горечь предательства, на плечи навалились незаслуженные обвинения, а сердце разбилось при первой же попытке любить. Все плохое случилось одновременно. С этого момента и начинается действие романа. Никогда не сдаваться. Это и есть лозунг героини и книги. Выше голову, верить в себя, ценить дружбу и взаимовыручку. И тогда будет счастье.

Когда привычная жизнь рушится в одночасье, у тебя остается один выбор: стать добычей или охотницей. В мире, что скрыт от человеческого взора, совсем иные правила. Там легенды и мифы — воплощение реальности, там под личинами людей прячутся жуткие создания. И в миг, когда из прошлого явится давно забытая любовь, тебе решать: стоит ли она разрушения мира, в котором ты живешь.

От автора: Я счастлива посвятить данный роман всем моим замечательным и терпеливым читателям, которые ожидали выхода этой книги еще несколько лет назад. Благодаря вашей поддержке, история обрела свой мир.

Жанр: мифология, присутствуют сцены эротики. Книга однотомник — не связана с другими циклами и сериями.

Они с детства мечтают сбежать с матриархальной планеты. Она — их единственный шанс на спасение. Они встретились и с лету вляпались… в неприятности или в счастье? Венга минимизирована, 99% событий происходит на других планетах. Ничего о Венге читать не обязательно. ) Это отдельная история о счастье. В нагрузку ;)Но если вы читали какие-то книги цикла, то встретите знакомых героев. А еще здесь упоминаются: — эльверниты, хотя для понимания интриги читать «Тайну эльвернитов» не обязательно — бельюора, хотя для понимания интриги читать «Лайриэйль Лайвджой» не обязательно.

16+ Без магии и представителей сказочных миров.

ХI век. Герцогство Швабия — «Villa Rossen».

Встреча с отцом и сестрой приносят новые волнения и неожиданности. Казалось бы, в отчем доме рядом с родными людьми Наташа должна обрести покой и уверенность. Но не все рады её появлению.

В жизни каждого человека есть несколько дней, когда происходит самое главное. Эти дни могут изменить жизнь.

Ты оборачиваешься на голос любви и делаешь выбор.

Выбор, который ты делаешь сегодня, определяет жизнь, которой ты будешь жить завтра…

Элиза, маг стихии воды, отправляется на обучение в Академию Пяти Стихий. Что ее здесь ждет? Студенческая веселая жизнь? Неугомонный друг – маг стихии огня? Строгий куратор, который не спускает глаз со своей подопечной, которая умудряется раз за разом влипать в неприятности? Первая любовь? Все это сразу и… одна тайна. Одна страшная тайна, которая может разрушить жизни многих людей.

Их отношения — вечная война двух противоборствующих начал, борьба двух атмосферных фронтов, рождающих дикие по своей силе ураганные ветра, крушащие в своей бездумной мощи все, чего касаются.

Кто она — его личное наваждение, его заноза, его сердечная боль, терзающая своей холодностью или девочка, скрывающая за маской неприступности свою ранимую влюбленность?

Кто он — ее персональный демон, готовый уничтожить все, чем она дорожит, или человек, который положит к ее ногам свою любовь?

Смогут ли отношения, превращенные юношеским максимализмом в извечную войну двух людей, превратиться в мирную благодать?

Сможет ли он пожертвовать своей гордыней ради персонального счастья, став, наконец тем, кому она доверит себя и свою любовь?

Сможет ли она увидеть в нем не своего персонального врага, но верного и заботливого друга, повзрослевшего мужчину, который стал не только первым в ее жизни, но и единственным в ее любви?

ВНИМАНИЕ! В конце текста имеется глоссарий по терминам кайт-серфинга.

Первые заморозки

Сара Эдисон Аллен

Каждая женщина в роду Уэверли обладает магическим даром. Клер умеет готовить из цветов волшебные леденцы, а ее сестра Сидни делает искусные стрижки, способные необъяснимым образом перевернуть жизнь человека. У пятнадцатилетней Бэй, дочки Сидни, особый талант — она точно знает, на каком месте должна находиться та или иная вещь.

И вот приходит долгожданный октябрь с его первыми заморозками, которые в семье Уэверли отмечают как праздник, в саду — как обычно! — зацветает старая яблоня, и в доме наступают перемены. Но к лучшему ли они? В городе появляется загадочный незнакомец, который уверяет Клер, что она вовсе не принадлежит к семье Уэверли, поэтому ее дар — ненастоящий. Предприятие по производству чудесных леденцов оказывается под угрозой…

Впервые на русском языке!

Вот насколько мне понравились первые книги автора, настолько не понравилась эта. Не знаю, в чем тут дело. Сказки я никогда не любила, да и магический реализм совершенно не мой жанр.
Но в предыдущих книгах я как-то согревалась под теплыми волнами добра и позитива, да и сюжеты мне нравились. А тут.
Я просто старательно запихивала в себя эту книгу. А она всё не шла и не шла. Я её запихнула, но она с этим не согласилась. Вот не переваренной и осталась.
В чем дело? Не зашла под настроение? Слабовата? Не знаю.
Мне было очень-очень скучно. Такое впечатление, что автор просто вымучивала этот сюжет. Представляете, меня даже Яблоня бесила! Ну всё не так. И от старых героев только имена остались.
Я не хочу разбирать этот роман на молекулы и атомы. У меня так бывает, когда скучно. Лень даже рассуждать о том, что не так. Всё! Удаляю из читалки и забываю, как страшный сон.
Обидно!

Вот насколько мне понравились первые книги автора, настолько не понравилась эта. Не знаю, в чем тут дело. Сказки я никогда не любила, да и магический реализм совершенно не мой жанр.
Но в предыдущих книгах я как-то согревалась под теплыми волнами добра и позитива, да и сюжеты мне нравились. А тут.
Я просто старательно запихивала в себя эту книгу. А она всё не шла и не шла. Я её запихнула, но она с этим не согласилась. Вот не переваренной и осталась.
В чем дело? Не зашла под настроение? Слабовата? Не знаю.
Мне было очень-очень скучно. Такое впечатление, что автор просто вымучивала этот сюжет. Представляете, меня даже Яблоня бесила! Ну всё не так. И от старых героев только имена остались.
Я не хочу разбирать этот роман на молекулы и атомы. У меня так бывает, когда скучно. Лень даже рассуждать о том, что не так. Всё! Удаляю из читалки и забываю, как страшный сон.
Обидно!

❝ Осенние ветры приносят с собой незнакомцев.

Всем привет! Вообще, мне сложно начать свой отзыв, потому что никак не могу понять, какие чувства вызвала прочитанная история. Книга мне понравилась, сомнений нет. Однако, не осталось на душе того прекрасного послевкусия, которое много дней держалось от прочтения «Садовых чар». Здесь нет каких-то восторгов и мурашек. Обычная жизнь необычных людей, так можно обозначить сюжет в целом. Аннотация интригует нас таинственным незнакомцем, который будет утверждать, что Клэр не Уэверли… Да, такое случится, но только под конец. Я-то думала, что на протяжении всего повествования автор будет трепать нервы и заставлять грызть ногти, волнуясь за старшую из сестер. Но нет. Все было «ровно».

Если честно, не вижу смысла рассказывать про сюжет, потому что какой-то конкретной интриги нет, и тем не менее по традиции скажу пару слов. Клэр вышла замуж за Тайлера, у них родилась дочь – Мария, о даре которой нам расскажут только в конце книги. Сидни стала женой Генри. Пятнадцатилетняя Бэй влюбилась (назовем это душевное состояние именно так) в парня, который поначалу ее не замечал и даже боялся (ну, как же, все Уэверли странные, они могут колдовать)… Между тем Сидни мечтает о втором ребенке, но за прошедшие десять лет у нее не получается забеременеть. Клэр прославилась на всю страну своими цветочными леденцами, теперь ей приходиться пахать и днем и ночью, чтобы справиться с навалившимися заказами. На носу первые заморозки – время, когда волшебная яблоня начинает цвести. По этому случаю семейство Уэверли каждый год устраивает праздник. Вообще, последняя неделя перед «днем икс» самая тяжелая. Как раз тогда начались своеобразные проблемы и душевные заморочки, проверяющие представительниц волшебного рода на прочность и выносливость. Бэй «столкнулась» с Джошем, Клэр встретила того самого таинственного незнакомца с чемоданом, полным «барахла», а Сидни – ох, Сидни. Еще раз повторю, что ей очень хотелось второго ребенка.

Что касается Эванель. Да-да, милая старушка, которая постоянно вручает кому-нибудь нужную вещь, тоже появится на страницах книги. Правда ей там под девяносто, но все равно, я рада, что она жива и в своем уме. В конце книги, как всегда хеппи енд.

Сумбурный отзыв, скомканный и не похож на все остальные. Но я реально не знаю, как написать иначе? Еще раз повторю, что книга понравилась, читать можно, атмосфера чего-то нереального все равно витает и затягивает. Но мне все равно чего-то не хватило. Может быть поэтому книга читалась очень медленно?

Это тот самый случай, когда продолжение нравится больше 1й части.
Добрая сказка о прекрасных людях!
Почему-то хочется говорить такие высокопарные слова.
На самом деле было очень приятно читать, читать и читать!

Две сестры с их необычным даром, загадочная яблоня. Казалось бы, я, взрослый читатель, давно уже вышла из такого возраста, когда верят в сказки 🙂
Кроме сказки здесь много мудрых мыслей, которые помогают лучше понять подростков (это такое время, которое мгновенно пролетает и олицетворять себя с ним не предоставляется возможным).
Здесь есть и тайна. Получат ли сёстры ответ на неё в конце книги? Раскрывать секрет не буду.
Взаимоотношения Бей с Джошем мне очень понравились. Действительно, мудрые размышления девочки в 15 лет, которая понимает, когда рядом с тобой человек, который нравится, необязательны страстные поцелуй, достаточно просто помолчать вместе.

Вспомнилась фраза, которую недавно где-то увидела: дети не хотят следовать советам родителей, но они часто подражают их поступкам в будущем.

С первыми осенними заморозками жизнь начнется с начала

«Maybe you don’t have to be led into the future. Maybe you can pick your own path.
Maybe you don’t fall in love. Maybe you jump.
Maybe, just maybe, it’s all a choice.»

Волшебство историй Сары Эдисон Аллен, как долгожданный подарок или глоток свежего воздуха. Один лишь взгляд на обложку, а мысли уже вовсю летят к свету. Ведь каждая встреча с героями заставляет забыть о своих проблемах.

Первый осенний холодок принес нам продолжения всеми любимых ‘Садовых чар’. Время идет, но каждый год в конце октября жизнь сестер Уэверли меняется по прихоти природы и яблони в саду. Подрастают дочери Сидни и Клэр и у каждой проявляется дар семьи. Нотки young adult, школа маленького городка добавили сюжету новых оттенков.

Очень понравилась сюжетная линия Бэй, новые рецепты и, разумеется, такой привычный и любимый язык автора.

Искренность, по закону жанра, вознаграждается, злые намерения вовремя пресекаются, а семья снова собирается в саду праздновать обновление и расцвет яблони. И каждый из них счастлив по своему, ведь он сделал правильный выбор.
«Happiness isn’t a point in time you leave behind. It’s what’s ahead of you. Every single day.»

«Первые заморозки» (Аллен С.) — скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Первые заморозки
Аллен Сара Эдисон
Сестры Уэверли
Проза, Современная проза
Издательство: Иностранка, Азбука-Аттикус
Год издания: 2018
ISBN: 978-5-389-14136-0
Название:Автор:Серия книг:Жанр(ы):

Каждая женщина в роду Уэверли обладает магическим даром. Клер умеет готовить из цветов волшебные леденцы, а ее сестра Сидни делает искусные стрижки, способные необъяснимым образом перевернуть жизнь человека. У пятнадцатилетней Бэй, дочки Сидни, особый талант — она точно знает, на каком месте должна находиться та или иная вещь. И вот приходит долгожданный октябрь с его первыми заморозками, которые в семье Уэверли отмечают как праздник, в саду — как обычно! — зацветает старая яблоня, и в доме наступают перемены. Но к лучшему ли они? В городе появляется загадочный незнакомец, который уверяет Клер, что она вовсе не принадлежит к семье Уэверли, поэтому ее дар — ненастоящий. Предприятие по производству чудесных леденцов оказывается под угрозой… Впервые на русском языке!

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Повествуется о чистой и искренней любви, которая выше чем смерть, выше земных обстоятельств. Рассказывает о том, что даже близкие люди могут предать, и даже самые злые существу умеют любить.

В холле старинного, давно заброшенного больничного комплекса, готовящегося на слом, неожиданно находят труп. Знаменитого эксперта-криминалиста Дэвида Хантера вызывают осмотреть ужасную находку. Но прежде чем он успевает сделать выводы, частично обрушивается пол больничного чердака – и старая больница открывает новую мрачную тайну: замурованную комнату с кроватями, на которых лежат другие тела…

Дэвиду Хантеру многое пришлось повидать в жизни. Он имеет все основания считать себя человеком с крепкими нервами. Однако то, что происходит теперь, даже ему напоминает некий изощренный и извращенный ночной кошмар.

И чем дальше ведет его расследование, тем яснее он понимает: старая больница еще не забрала свою последнюю жертву…

Футбольный сезон подошёл к концу, а спортивный агент Мередит Флинн так и не добилась ответных чувств от звёзды Лос-Анджелес Буйволс Хита Такера. Значит, надо взять тайм-аут, устроить себе отпуск, сбросить пару фунтов и пересмотреть свои взгляды на жизнь, а там, может, и любовь найдет её сама.

Жанр: предполагается современный любовный роман с претензией на юмор.

Для тех, кто хочет больше серии «Размножение»!

Бонусная история из книги «Мафиози» о Джованни и Эмме.

Фотография была изобретена почти двести лет назад. С тех пор она эволюционировала от документального инструмента до художественного медиума и сейчас занимает свое место в искусстве наравне с живописью и скульптурой.

Шарлотта Коттон (род. 1970) в своей книге раскрывает наиболее важные особенности современной арт-фотографии на примерах работ почти двухсот пятидесяти фотографов, среди которых как признанные мастера – Иза Генцкен, Джефф Уолл, Софи Калль, так и художники, заявившие о себе сравнительно недавно, – Валид Бешти, Джейсон Эванс, Лукас Блалок и другие.

Статья из еженедельника «2000», № 42(386) от 19–25 октября 2007 г.

Набор «Неделька» — топ новинок — лидеров за неделю!

Мария приближалась к своему тридцатилетию и чувствовала себя на гребне жизненной волны. Была умна, успешна, а главное, многого достигла именно своими стараниями и усердным трудом. Но в один момент почувствовала, как почва уходит из-под ног: рухнула карьера, познала горечь предательства, на плечи навалились незаслуженные обвинения, а сердце разбилось при первой же попытке любить. Все плохое случилось одновременно. С этого момента и начинается действие романа. Никогда не сдаваться. Это и есть лозунг героини и книги. Выше голову, верить в себя, ценить дружбу и взаимовыручку. И тогда будет счастье.

Когда привычная жизнь рушится в одночасье, у тебя остается один выбор: стать добычей или охотницей. В мире, что скрыт от человеческого взора, совсем иные правила. Там легенды и мифы — воплощение реальности, там под личинами людей прячутся жуткие создания. И в миг, когда из прошлого явится давно забытая любовь, тебе решать: стоит ли она разрушения мира, в котором ты живешь.

От автора: Я счастлива посвятить данный роман всем моим замечательным и терпеливым читателям, которые ожидали выхода этой книги еще несколько лет назад. Благодаря вашей поддержке, история обрела свой мир.

Жанр: мифология, присутствуют сцены эротики. Книга однотомник — не связана с другими циклами и сериями.

Они с детства мечтают сбежать с матриархальной планеты. Она — их единственный шанс на спасение. Они встретились и с лету вляпались… в неприятности или в счастье? Венга минимизирована, 99% событий происходит на других планетах. Ничего о Венге читать не обязательно. ) Это отдельная история о счастье. В нагрузку ;)Но если вы читали какие-то книги цикла, то встретите знакомых героев. А еще здесь упоминаются: — эльверниты, хотя для понимания интриги читать «Тайну эльвернитов» не обязательно — бельюора, хотя для понимания интриги читать «Лайриэйль Лайвджой» не обязательно.

16+ Без магии и представителей сказочных миров.

ХI век. Герцогство Швабия — «Villa Rossen».

Встреча с отцом и сестрой приносят новые волнения и неожиданности. Казалось бы, в отчем доме рядом с родными людьми Наташа должна обрести покой и уверенность. Но не все рады её появлению.

В жизни каждого человека есть несколько дней, когда происходит самое главное. Эти дни могут изменить жизнь.

Ты оборачиваешься на голос любви и делаешь выбор.

Выбор, который ты делаешь сегодня, определяет жизнь, которой ты будешь жить завтра…

Элиза, маг стихии воды, отправляется на обучение в Академию Пяти Стихий. Что ее здесь ждет? Студенческая веселая жизнь? Неугомонный друг – маг стихии огня? Строгий куратор, который не спускает глаз со своей подопечной, которая умудряется раз за разом влипать в неприятности? Первая любовь? Все это сразу и… одна тайна. Одна страшная тайна, которая может разрушить жизни многих людей.

Их отношения — вечная война двух противоборствующих начал, борьба двух атмосферных фронтов, рождающих дикие по своей силе ураганные ветра, крушащие в своей бездумной мощи все, чего касаются.

Кто она — его личное наваждение, его заноза, его сердечная боль, терзающая своей холодностью или девочка, скрывающая за маской неприступности свою ранимую влюбленность?

Кто он — ее персональный демон, готовый уничтожить все, чем она дорожит, или человек, который положит к ее ногам свою любовь?

Смогут ли отношения, превращенные юношеским максимализмом в извечную войну двух людей, превратиться в мирную благодать?

Сможет ли он пожертвовать своей гордыней ради персонального счастья, став, наконец тем, кому она доверит себя и свою любовь?

Сможет ли она увидеть в нем не своего персонального врага, но верного и заботливого друга, повзрослевшего мужчину, который стал не только первым в ее жизни, но и единственным в ее любви?

ВНИМАНИЕ! В конце текста имеется глоссарий по терминам кайт-серфинга.

Сара Аллен — Первые заморозки

Описание книги «Первые заморозки»

Описание и краткое содержание «Первые заморозки» читать бесплатно онлайн.

Каждая женщина в роду Уэверли обладает магическим даром. Клер умеет готовить из цветов волшебные леденцы, а ее сестра Сидни делает искусные стрижки, способные необъяснимым образом перевернуть жизнь человека. У пятнадцатилетней Бэй, дочки Сидни, особый талант – она точно знает, на каком месте должна находиться та или иная вещь.

И вот приходит долгожданный октябрь с его первыми заморозками, которые в семье Уэверли отмечают как праздник, в саду – как обычно! – зацветает старая яблоня, и в доме наступают перемены. Но к лучшему ли они? В городе появляется загадочный незнакомец, который уверяет Клер, что она вовсе не принадлежит к семье Уэверли, поэтому ее дар – ненастоящий. Предприятие по производству чудесных леденцов оказывается под угрозой…

Впервые на русском языке!

Сара Эдисон Аллен

Sarah Addison Allen

Copyright © 2014 by Sarah Addison Allen

All rights reserved

© И. Тетерина, перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Чудесной Андреа Кирилло за веру в странную книжечку про сад

Бэй Уэверли-Хопкинс мчалась по Пендленд-стрит; рюкзак подпрыгивал за плечами, темные волосы летели за спиной, как стая черных дроздов. Хозяева окрестных домов всегда точно знали, когда она пробегает мимо, потому что их охватывало внезапное желание навести порядок в ящике с носками и заменить уже наконец перегоревшие лампочки, до которых все никак не доходили руки. Надо бы заняться наведением порядка, дружно думали они каждый день, когда Бэй после уроков спешила из школы домой. Но стоило ей пропасть из виду, как их мысли быстро возвращались в прежнюю колею: что приготовить на обед, почему муж в последнее время ходит мрачнее тучи и не подождет ли стирка до завтра.

До дома Уэверли оставалось всего ничего, и Бэй припустила еще быстрее. Это был старый затейливый особняк в стиле королевы Анны, с огибающей его широкой террасой и – что Бэй нравилось в нем больше всего – причудливой башенкой с одной стороны. Этот дом появился в округе первым – в самом конце девятнадцатого века, еще даже до того, как был основан Орионовский колледж. В те стародавние времена, когда городок Бэском в Северной Каролине представлял собой не что иное, как перевалочный пункт на пути следования тех, кто стремился на запад, в горы. Все остальные дома на улице были построены уже позже, явно в подражание дому Уэверли, но сравниться с ним не мог ни один. Во всяком случае, в глазах Бэй.

Лестницу от тротуара к дому Бэй проигнорировала и бросилась бежать вверх по крутому зеленому склону, оскальзываясь на влажной после вчерашнего ливня траве. Резкий ветер, похоже, наконец принес в Бэском осень – без всякого предупреждения, точно в один взмах метлы. Ее холодное дыхание уже ясно чувствовалось в воздухе, и всюду были влажные опавшие листья: они лежали во дворах, на тротуарах, на проезжей части, налипали на машины. Казалось, весь мир припорошило смесью коричневого сахара и корицы.

Бэй повесила рюкзак на сук тюльпанового дерева во дворе и, не дождавшись даже, пока он перестанет качаться, через две ступеньки взлетела на крыльцо и распахнула дверь.

Пусть во внешнем мире и наступила наконец осень, в стенах дома Уэверли по-прежнему пахло летом. Сегодня был день лимонной вербены, и дом полнился сладковато-терпким ароматом, который наводил на мысли о пикниках на свежем воздухе и белых облачках в форме сердца.

Может, все это была лишь игра ее воображения, но Бэй всегда казалось, что дом каждый раз слегка прихорашивается при ее появлении: мутные окна начинают блестеть чуть ярче, а покрывала на диванах сами собой расправляются. Мама говорила, Бэй слишком уж его любит, прямо как прабабушка Мэри. Сама Бэй прабабушку Мэри не застала и все же отчетливо понимала: в устах ее матери это отнюдь не комплимент. Мама, хотя и выросла в этом доме, никогда не чувствовала себя в нем по-настоящему своей.

Все еще пытаясь отдышаться после пробежки по осеннему холоду, Бэй прошла через переднюю в гостиную, обставленную старой мебелью еще тех времен, когда прабабушка Мэри держала здесь пансион. Оттуда направилась в просторную кухню, оборудованную по последнему слову техники. Подошвы ее кроссовок, почти скрытых под обтрепанными штанинами мешковатых джинсов, заскрипели на натертом полу.

В воздухе висели клубы приторно пахнущего пара. У плиты (их здесь было несколько) Бэй обнаружила свою тихую тетю Клер; ее короткие темные волосы были забраны разномастными заколками, явно позаимствованными у Марии, девятилетней дочери Клер. За этим самым занятием в этой самой застывшей позе Бэй видела свою тетку последние четыре месяца: она помешивала все в тех же медных тазах смесь сахара, воды и кукурузного сиропа и разливала ее по все тем же формочкам.

Когда-то у тети Клер был вполне успешный бизнес по организации и обслуживанию банкетов, «Уэверли кейтеринг». О том, что Клер умела готовить из съедобных цветов, растущих вокруг кривой яблони на заднем дворе, ходили легенды. Все знали: если поручить Клер праздничный стол к юбилею, она сделает чесночный майонез с настурцией и бутоны тюльпанов, начиненные апельсиновым салатом, так что гости будут расходиться по домам, испытывая одновременно зависть и возбуждение. А если заказать у нее угощение ко дню рождения ребенка, она подаст крошечные, на один укус, клубничные кексики с засахаренными фиалками, от которых дети все как один будут примерно себя вести и хорошо спать днем. Еда, приготовленная руками Клер, обретала поистине волшебные свойства, когда она добавляла в нее свои цветы. В роду Уэверли женщины вообще были не такие, как все, но Клер уродилась самой необычной в их семье необычностей. И Бэй это очень в ней нравилось.

Но когда Клер чуть менее года назад организовала «Сласти Уэверли», все изменилось. Всю прошлую зиму Клер отчаянно искала средство, которое помогло бы вылечить вечно больное горло дочери, из-за чего та постоянно ходила без голоса и вынуждена была пропускать занятия в школе. Когда Мария заболевала, в воздухе повисало буквально-таки осязаемое напряжение, как будто дом ломал руки. В один из таких дней, когда Клер не находила себе места от волнения за снова заболевшую ларингитом дочку, она услышала, как в ее кабинете, примыкавшем к кухне, что-то упало. И когда она пошла посмотреть, что случилось, то увидела на полу один из старых кухонных дневников бабушки. В нем-то Клер и нашла тот самый рецепт леденцов: он гнездился между страницами с описанием способа отвадить от сада переливчатых зеленых букашек и списком ингредиентов для торта, приманивавшего мужей.

Леденцы исцелили больное горло дочери Клер, после чего весь город задался целью непременно попробовать новинку. Ведь во всем, что исходило от Уэверли, просто обязано было проявляться что-то необычное. Когда мамаши из школы прослышали про леденцы, они начали появляться на пороге у Клер в два часа ночи: им требовалось волшебное снадобье, способное облегчить боль в горле, что не давала детям (а следовательно, и их матерям) сомкнуть глаз всю ночь напролет.

К исходу зимы леденцы – нарядные, похожие на драгоценные камни конфетки размером с яйцо крапивника, обсыпанные сахарной пудрой, – стали сначала просить добавлять к заказам на праздничные застолья, которые организовывала Клер, а затем и вовсе заказывать оптом к сладкому столу на выпускных вечерах и свадебных банкетах. Именно на свадьбе Люкса Ланкастера в Гарольд-Мэноре, где в качестве сувенира всем гостям преподнесли подарочные пакетики, в каждом из которых была маленькая баночка лавандовых леденцов с медовой начинкой от Клер, их впервые попробовала кузина Люкса, работавшая в журнале «Жизнь в южном стиле». На обратном пути домой, в Алабаму, она прямо в самолете одним духом накатала статью о магических лиловых карамельках. Слова изливались из нее сплошным потоком. Она практически не помнила, как писала, охваченная эйфорией и чувством легкого опьянения. Стоило статье появиться в журнале, как она мгновенно разлетелась по социальным сетям, и на Клер обрушилась лавина заказов. Теперь, когда слава Клер вышла за пределы Бэскома, всем хотелось побольше узнать об этих странных леденцах и о странной Клер Уэверли, которая их делала.

Когда Клер занималась только организацией банкетов, она нанимала помощников на масштабные торжества, все остальное же делала собственноручно. Ее бизнес был единственно возможного для нее размера, ровно такого, с каким она могла управиться самостоятельно. Теперь же ее леденцы снискали такую известность, что бизнес трещал по швам. Бэй каждый день после школы работала на тетю Клер. Вдобавок Клер наняла еще одного подручного, студента кулинарных курсов при Орионовском колледже, по имени Бастер, и он трудился практически на полную ставку.

И все равно они ничего не успевали.

Переключившись с банкетов на сладости, Клер и сама изменилась. Вид у нее теперь был вечно замученный, она все время только и делала, что работала, а иногда на лице у нее появлялось почти ностальгическое выражение. Однако помощи она никогда ни у кого не просила, и никто не отваживался ее ей предложить. Одной из многочисленных странностей Клер было то, что если она не хотела что-то обсуждать, то способна была замкнуться со стремительностью захлопнувшейся мышеловки.

Когда Бэй в тот день, вернувшись из школы, вошла в кухню, Бастер, по своему обыкновению, разговаривал. Он мог молоть языком часами, заполняя кухню неумолчной болтовней, которая эхом отражалась от покрытых нержавеющей сталью стен.

– Ну, в общем, я ему сказал, что его хлеб никуда не годится, а он мне в ответ: «Тоже мне, король булок нашелся!» Король булок! Подумать только! В субботу мы идем на свидание.

Сара эдисон аллен первые заморозки

Sarah Addison Allen

Copyright © 2014 by Sarah Addison Allen

All rights reserved

© И. Тетерина, перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Чудесной Андреа Кирилло за веру в странную книжечку про сад

Бэй Уэверли-Хопкинс мчалась по Пендленд-стрит; рюкзак подпрыгивал за плечами, темные волосы летели за спиной, как стая черных дроздов. Хозяева окрестных домов всегда точно знали, когда она пробегает мимо, потому что их охватывало внезапное желание навести порядок в ящике с носками и заменить уже наконец перегоревшие лампочки, до которых все никак не доходили руки. Надо бы заняться наведением порядка, дружно думали они каждый день, когда Бэй после уроков спешила из школы домой. Но стоило ей пропасть из виду, как их мысли быстро возвращались в прежнюю колею: что приготовить на обед, почему муж в последнее время ходит мрачнее тучи и не подождет ли стирка до завтра.

До дома Уэверли оставалось всего ничего, и Бэй припустила еще быстрее. Это был старый затейливый особняк в стиле королевы Анны, с огибающей его широкой террасой и – что Бэй нравилось в нем больше всего – причудливой башенкой с одной стороны. Этот дом появился в округе первым – в самом конце девятнадцатого века, еще даже до того, как был основан Орионовский колледж. В те стародавние времена, когда городок Бэском в Северной Каролине представлял собой не что иное, как перевалочный пункт на пути следования тех, кто стремился на запад, в горы. Все остальные дома на улице были построены уже позже, явно в подражание дому Уэверли, но сравниться с ним не мог ни один. Во всяком случае, в глазах Бэй.

Лестницу от тротуара к дому Бэй проигнорировала и бросилась бежать вверх по крутому зеленому склону, оскальзываясь на влажной после вчерашнего ливня траве. Резкий ветер, похоже, наконец принес в Бэском осень – без всякого предупреждения, точно в один взмах метлы. Ее холодное дыхание уже ясно чувствовалось в воздухе, и всюду были влажные опавшие листья: они лежали во дворах, на тротуарах, на проезжей части, налипали на машины. Казалось, весь мир припорошило смесью коричневого сахара и корицы.

Бэй повесила рюкзак на сук тюльпанового дерева во дворе и, не дождавшись даже, пока он перестанет качаться, через две ступеньки взлетела на крыльцо и распахнула дверь.

Пусть во внешнем мире и наступила наконец осень, в стенах дома Уэверли по-прежнему пахло летом. Сегодня был день лимонной вербены, и дом полнился сладковато-терпким ароматом, который наводил на мысли о пикниках на свежем воздухе и белых облачках в форме сердца.

Может, все это была лишь игра ее воображения, но Бэй всегда казалось, что дом каждый раз слегка прихорашивается при ее появлении: мутные окна начинают блестеть чуть ярче, а покрывала на диванах сами собой расправляются. Мама говорила, Бэй слишком уж его любит, прямо как прабабушка Мэри. Сама Бэй прабабушку Мэри не застала и все же отчетливо понимала: в устах ее матери это отнюдь не комплимент. Мама, хотя и выросла в этом доме, никогда не чувствовала себя в нем по-настоящему своей.

Все еще пытаясь отдышаться после пробежки по осеннему холоду, Бэй прошла через переднюю в гостиную, обставленную старой мебелью еще тех времен, когда прабабушка Мэри держала здесь пансион. Оттуда направилась в просторную кухню, оборудованную по последнему слову техники. Подошвы ее кроссовок, почти скрытых под обтрепанными штанинами мешковатых джинсов, заскрипели на натертом полу.

В воздухе висели клубы приторно пахнущего пара. У плиты (их здесь было несколько) Бэй обнаружила свою тихую тетю Клер; ее короткие темные волосы были забраны разномастными заколками, явно позаимствованными у Марии, девятилетней дочери Клер. За этим самым занятием в этой самой застывшей позе Бэй видела свою тетку последние четыре месяца: она помешивала все в тех же медных тазах смесь сахара, воды и кукурузного сиропа и разливала ее по все тем же формочкам.

Когда-то у тети Клер был вполне успешный бизнес по организации и обслуживанию банкетов, «Уэверли кейтеринг». О том, что Клер умела готовить из съедобных цветов, растущих вокруг кривой яблони на заднем дворе, ходили легенды. Все знали: если поручить Клер праздничный стол к юбилею, она сделает чесночный майонез с настурцией и бутоны тюльпанов, начиненные апельсиновым салатом, так что гости будут расходиться по домам, испытывая одновременно зависть и возбуждение. А если заказать у нее угощение ко дню рождения ребенка, она подаст крошечные, на один укус, клубничные кексики с засахаренными фиалками, от которых дети все как один будут примерно себя вести и хорошо спать днем. Еда, приготовленная руками Клер, обретала поистине волшебные свойства, когда она добавляла в нее свои цветы. В роду Уэверли женщины вообще были не такие, как все, но Клер уродилась самой необычной в их семье необычностей. И Бэй это очень в ней нравилось.

Но когда Клер чуть менее года назад организовала «Сласти Уэверли», все изменилось. Всю прошлую зиму Клер отчаянно искала средство, которое помогло бы вылечить вечно больное горло дочери, из-за чего та постоянно ходила без голоса и вынуждена была пропускать занятия в школе. Когда Мария заболевала, в воздухе повисало буквально-таки осязаемое напряжение, как будто дом ломал руки. В один из таких дней, когда Клер не находила себе места от волнения за снова заболевшую ларингитом дочку, она услышала, как в ее кабинете, примыкавшем к кухне, что-то упало. И когда она пошла посмотреть, что случилось, то увидела на полу один из старых кухонных дневников бабушки. В нем-то Клер и нашла тот самый рецепт леденцов: он гнездился между страницами с описанием способа отвадить от сада переливчатых зеленых букашек и списком ингредиентов для торта, приманивавшего мужей.

Леденцы исцелили больное горло дочери Клер, после чего весь город задался целью непременно попробовать новинку. Ведь во всем, что исходило от Уэверли, просто обязано было проявляться что-то необычное. Когда мамаши из школы прослышали про леденцы, они начали появляться на пороге у Клер в два часа ночи: им требовалось волшебное снадобье, способное облегчить боль в горле, что не давала детям (а следовательно, и их матерям) сомкнуть глаз всю ночь напролет.

К исходу зимы леденцы – нарядные, похожие на драгоценные камни конфетки размером с яйцо крапивника, обсыпанные сахарной пудрой, – стали сначала просить добавлять к заказам на праздничные застолья, которые организовывала Клер, а затем и вовсе заказывать оптом к сладкому столу на выпускных вечерах и свадебных банкетах. Именно на свадьбе Люкса Ланкастера в Гарольд-Мэноре, где в качестве сувенира всем гостям преподнесли подарочные пакетики, в каждом из которых была маленькая баночка лавандовых леденцов с медовой начинкой от Клер, их впервые попробовала кузина Люкса, работавшая в журнале «Жизнь в южном стиле». На обратном пути домой, в Алабаму, она прямо в самолете одним духом накатала статью о магических лиловых карамельках. Слова изливались из нее сплошным потоком. Она практически не помнила, как писала, охваченная эйфорией и чувством легкого опьянения. Стоило статье появиться в журнале, как она мгновенно разлетелась по социальным сетям, и на Клер обрушилась лавина заказов. Теперь, когда слава Клер вышла за пределы Бэскома, всем хотелось побольше узнать об этих странных леденцах и о странной Клер Уэверли, которая их делала.

Когда Клер занималась только организацией банкетов, она нанимала помощников на масштабные торжества, все остальное же делала собственноручно. Ее бизнес был единственно возможного для нее размера, ровно такого, с каким она могла управиться самостоятельно. Теперь же ее леденцы снискали такую известность, что бизнес трещал по швам. Бэй каждый день после школы работала на тетю Клер. Вдобавок Клер наняла еще одного подручного, студента кулинарных курсов при Орионовском колледже, по имени Бастер, и он трудился практически на полную ставку.

Первые заморозки

Сара Эдисон Аллен

Sarah Addison Allen

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Чудесной Андреа Кирилло за веру в странную книжечку про сад

Бэй Уэверли-Хопкинс мчалась по Пендленд-стрит; рюкзак подпрыгивал за плечами, темные волосы летели за спиной, как стая черных дроздов. Хозяева окрестных домов всегда точно знали, когда она пробегает мимо, потому что их охватывало внезапное желание навести порядок в ящике с носками и заменить уже наконец перегоревшие лампочки, до которых все никак не доходили руки. Надо бы заняться наведением порядка, дружно думали они каждый день, когда Бэй после уроков спешила из школы домой. Но стоило ей пропасть из виду, как их мысли быстро возвращались в прежнюю колею: что приготовить на обед, почему муж в последнее время ходит мрачнее тучи и не подождет ли стирка до завтра.

До дома Уэверли оставалось всего ничего, и Бэй припустила еще быстрее. Это был старый затейливый особняк в стиле королевы Анны, с огибающей его широкой террасой и – что Бэй нравилось в нем больше всего – причудливой башенкой с одной стороны. Этот дом появился в округе первым – в самом конце девятнадцатого века, еще даже до того, как был основан Орионовский колледж. В те стародавние времена, когда городок Бэском в Северной Каролине представлял собой не что иное, как перевалочный пункт на пути следования тех, кто стремился на запад, в горы. Все остальные дома на улице были построены уже позже, явно в подражание дому Уэверли, но сравниться с ним не мог ни один. Во всяком случае, в глазах Бэй.

Лестницу от тротуара к дому Бэй проигнорировала и бросилась бежать вверх по крутому зеленому склону, оскальзываясь на влажной после вчерашнего ливня траве. Резкий ветер, похоже, наконец принес в Бэском осень – без всякого предупреждения, точно в один взмах метлы. Ее холодное дыхание уже ясно чувствовалось в воздухе, и всюду были влажные опавшие листья: они лежали во дворах, на тротуарах, на проезжей части, налипали на машины. Казалось, весь мир припорошило смесью коричневого сахара и корицы.

Бэй повесила рюкзак на сук тюльпанового дерева во дворе и, не дождавшись даже, пока он перестанет качаться, через две ступеньки взлетела на крыльцо и распахнула дверь.

Пусть во внешнем мире и наступила наконец осень, в стенах дома Уэверли по-прежнему пахло летом. Сегодня был день лимонной вербены, и дом полнился сладковато-терпким ароматом, который наводил на мысли о пикниках на свежем воздухе и белых облачках в форме сердца.

Может, все это была лишь игра ее воображения, но Бэй всегда казалось, что дом каждый раз слегка прихорашивается при ее появлении: мутные окна начинают блестеть чуть ярче, а покрывала на диванах сами собой расправляются. Мама говорила, Бэй слишком уж его любит, прямо как прабабушка Мэри. Сама Бэй прабабушку Мэри не застала и все же отчетливо понимала: в устах ее матери это отнюдь не комплимент. Мама, хотя и выросла в этом доме, никогда не чувствовала себя в нем по-настоящему своей.

Все еще пытаясь отдышаться после пробежки по осеннему холоду, Бэй прошла через переднюю в гостиную, обставленную старой мебелью еще тех времен, когда прабабушка Мэри держала здесь пансион. Оттуда направилась в просторную кухню, оборудованную по последнему слову техники. Подошвы ее кроссовок, почти скрытых под обтрепанными штанинами мешковатых джинсов, заскрипели на натертом полу.

В воздухе висели клубы приторно пахнущего пара. У плиты (их здесь было несколько) Бэй обнаружила свою тихую тетю Клер; ее короткие темные волосы были забраны разномастными заколками, явно позаимствованными у Марии, девятилетней дочери Клер. За этим самым занятием в этой самой застывшей позе Бэй видела свою тетку последние четыре месяца: она помешивала все в тех же медных тазах смесь сахара, воды и кукурузного сиропа и разливала ее по все тем же формочкам.

Когда-то у тети Клер был вполне успешный бизнес по организации и обслуживанию банкетов, «Уэверли кейтеринг». О том, что Клер умела готовить из съедобных цветов, растущих вокруг кривой яблони на заднем дворе, ходили легенды. Все знали: если поручить Клер праздничный стол к юбилею, она сделает чесночный майонез с настурцией и бутоны тюльпанов, начиненные апельсиновым салатом, так что гости будут расходиться по домам, испытывая одновременно зависть и возбуждение. А если заказать у нее угощение ко дню рождения ребенка, она подаст крошечные, на один укус, клубничные кексики с засахаренными фиалками, от которых дети все как один будут примерно себя вести и хорошо спать днем. Еда, приготовленная руками Клер, обретала поистине волшебные свойства, когда она добавляла в нее свои цветы. В роду Уэверли женщины вообще были не такие, как все, но Клер уродилась самой необычной в их семье необычностей. И Бэй это очень в ней нравилось.

Но когда Клер чуть менее года назад организовала «Сласти Уэверли», все изменилось. Всю прошлую зиму Клер отчаянно искала средство, которое помогло бы вылечить вечно больное горло дочери, из-за чего та постоянно ходила без голоса и вынуждена была пропускать занятия в школе. Когда Мария заболевала, в воздухе повисало буквально-таки осязаемое напряжение, как будто дом ломал руки. В один из таких дней, когда Клер не находила себе места от волнения за снова заболевшую ларингитом дочку, она услышала, как в ее кабинете, примыкавшем к кухне, что-то упало. И когда она пошла посмотреть, что случилось, то увидела на полу один из старых кухонных дневников бабушки. В нем-то Клер и нашла тот самый рецепт леденцов: он гнездился между страницами с описанием способа отвадить от сада переливчатых зеленых букашек и списком ингредиентов для торта, приманивавшего мужей.

Леденцы исцелили больное горло дочери Клер, после чего весь город задался целью непременно попробовать новинку. Ведь во всем, что исходило от Уэверли, просто обязано было проявляться что-то необычное. Когда мамаши из школы прослышали про леденцы, они начали появляться на пороге у Клер в два часа ночи: им требовалось волшебное снадобье, способное облегчить боль в горле, что не давала детям (а следовательно, и их матерям) сомкнуть глаз всю ночь напролет.

К исходу зимы леденцы – нарядные, похожие на драгоценные камни конфетки размером с яйцо крапивника, обсыпанные сахарной пудрой, – стали сначала просить добавлять к заказам на праздничные застолья, которые организовывала Клер, а затем и вовсе заказывать оптом к сладкому столу на выпускных вечерах и свадебных банкетах. Именно на свадьбе Люкса Ланкастера в Гарольд-Мэноре, где в качестве сувенира всем гостям преподнесли подарочные пакетики, в каждом из которых была маленькая баночка лавандовых леденцов с медовой начинкой от Клер, их впервые попробовала кузина Люкса, работавшая в журнале «Жизнь в южном стиле». На обратном пути домой, в Алабаму, она прямо в самолете одним духом накатала статью о магических лиловых карамельках. Слова изливались из нее сплошным потоком. Она практически не помнила, как писала, охваченная эйфорией и чувством легкого опьянения. Стоило статье появиться в журнале, как она мгновенно разлетелась по социальным сетям, и на Клер обрушилась лавина заказов. Теперь, когда слава Клер вышла за пределы Бэскома, всем хотелось побольше узнать об этих странных леденцах и о странной Клер Уэверли, которая их делала.

Когда Клер занималась только организацией банкетов, она нанимала помощников на масштабные торжества, все остальное же делала собственноручно. Ее бизнес был единственно возможного для нее размера, ровно такого, с каким она могла управиться самостоятельно. Теперь же ее леденцы снискали такую известность, что бизнес трещал по швам. Бэй каждый день после школы работала на тетю Клер. Вдобавок Клер наняла еще одного подручного, студента кулинарных курсов при Орионовском колледже, по имени Бастер, и он трудился практически на полную ставку.

Читать еще:  Сирийская роза посадка и уход
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
Первые заморозки
Аллен Сара Эдисон
Сестры Уэверли
Проза, Современная проза
Издательство: Иностранка, Азбука-Аттикус
Год издания: 2018
ISBN: 978-5-389-14136-0